Cпецпроекты

«Ким ми були». Как начиналась группа «Бумбокс»


0 1173 94

В далеком 2004-м афиши с тремя парнями и бумбоксами можно было увидеть возле правильных , но небольших клубов (как известнная всей киевской арт-тусовке культовая «Квартира Бобуин») . Кто бы мог подумать, что через какие-то десять лет эти ребята будут собирать аншлаги во Дворце спорта и колесить с концертами по миру?

20 и 21 апреля группа «Бумбокс» соберется оригинальным составом в киевском клубе Atlas, чтобы погрузить в ностальгию всех, кто в свое время пел под гитару про белые обои и черную посуду, сидя на лестничной площадке в общаге и страдая от неразделенной любви. На сцену выйдут Андрей Хлывнюк, Валентин «Валик» Матиюк и Андрей «Муха» Самойло, чтобы сыграть главные хиты «Бумбокса».

Мы попросили участников группы, а также продюсера Алексея Согомонова вспомнить, как начиналась история коллектива.

О первом концерте

Алексей Согомонов: В начале 2000-х я работал главредом журнала ХЗМ и, пользуясь служебным положением, пропихнул за 200–300 долларов в клуб «Утюги» наше выступление на фестивале XZMIZM. Андрей тогда выступал в синей ветровке «Адидас», в бейсболке, натянутой по самый нос, что было «суперздорово» для его узнаваемости. Муха был в клешах – первый и последний раз в жизни. А Валик — как Валик.

Представьте себе: черный клуб, огромная сцена, пьяные подростки. На фоне остальных групп, которые валили панк-рок, появляются три чувака и начинают играть гитарные рифы на диджейские запилы. При этом гитарист и вокалист сидят. Андрей приобрел такую привычку, когда работал в джазовом коллективе Acoustic Swing Band. Это выглядело странно. Но еще более странным было то, что спустя полтора часа двое из этих чуваков появлялись в составе группы «Тартак», с которыми они прыгали на сцене. А потом вышел и вокалист группы «Бумбокс» и пел с «Тартаком» две песни.

Андрей Хлывнюк: «Хороший» концерт – это когда у тебя высокая температура, но выступать надо. Ты ставишь себе стульчик, а народ в первых рядах  в паузах между песнями громко обсуждает, что надо бы солисту с кокаином завязывать, потому что рановато как-то пацан обессилел.

О казусах на концертах

Андрей Хлывнюк: Перед концертом в Дагестане за кулисами вдруг оказалась половина юношеской борцовской команды. Они увидели нашего техника, у которого были огромные туннели в ушах и татуировки по всему телу, даже на голове, и говорят: «Эй, ты, иди сюда! Сфотографироваться с тобой хотим». Он ответил: раз вам надо, вы и подходите. «Ты что, – говорят они, – не понял? Сюда иди!» Техник вызвал охрану. Начались разборки, и никто не понял, как борцы сюда попали. В итоге их выгнали.

Но это не главная фишка того концерта. Организатор, уважаемый в городе человек (об этом он сам пару раз упомянул в разговоре), говорит мне: «Когда будете играть свой главный хит… Ну вот эту вот песню, да? Перед ней я выйду на сцену, а ты пожалуйста скажи: «Это – такой-то, он скажет пару слов». И я поговорю с людьми, меня ведь в городе все знают, я уважаемый человек, а потом вы продолжите играть». Я ответил, что так не будет, и увидел совершенно непонимающий взгляд уважаемого человека. В общем, обидели мы его.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Вышел фильм о диджее Валике из «Бумбокса»
178 0 12

Денис Левченко: Помню, как где-то в Донецкой области мы забыли Валика в магазине. Ночь, мрачный район. Борис Арнольдыч (Борис Гинжук, бывший концертный директор «Бумбокс») говорит: «Ребята, не разбегайтесь. Давайте я один схожу в магазин, закуплюсь на всех и вернусь». С ним вызвался пойти Валик, но все почему-то подумали, что Арнольдыч пошел один. Когда он вернулся, мы сразу уехали. Когда отъехали уже прилично, вдруг звонит Валик с вопросом «Вы где?!». Возвращаемся обратно. Стоит Валик с бутылками пива, в шортах и майке. Подобрали парня.

О зрителях и отмене концертов

Борис Гинжук (бывший директор группы): Прилетели выступать в Казахстан. На паспортном контроле выясняется, что Андрей не взял загранпаспорт. Его уже собрались в самолет обратно уводить, но местный организатор быстро сориентировался, и Андрюху пропустили без документов.

На следующий день мы должны были лететь на концерт в Бишкек, Кыргызстан. На границе вопрос с паспортом снова как-то быстро решился, хотя на границе там была жесть: казахи ненавидят киргизов, киргизы – казахов. А на обратном пути дежурила смена пограничников, которая враждует с той сменой, что пропустила Андрея. И тут началось… Хлывнюк остался в Бишкеке решать вопрос с документами и в результате опоздал на самолет в Астану, где у нас был концерт. Пришлось перенести выступление на день. Но зрители, видно, не поверили, что концерт таки состоится, поэтому зал был пустой – ребята играли для тридцати человек. Это был один из самых жутких концертов в истории группы. Все остались в попандосе.

О первых фотосессиях и знаменитом фото с бумбоксами

Алексей Согомонов: На ранних порах группы самой тиражированной стала съемка у Дмитрия Перетрутова. Для клипа «Ким ми були» мы арендовали у него фотостудию, и я договорился о фотосете. После съемок мы подмели пол, пришел Дима и начал фотографировать ребят. Было чудовищно жарко, парни к тому времени уже устали, да и Перетрутов, мне кажется, особо не вникал, какие мы хотим снимки. Мне была нужна фотография, которая подошла бы для рекламных плакатов и, возможно, для оформления диска Family Business. Но не для обложки, а скорее для буклета. А получилось, что эти фото были и внутри, и снаружи, и на плакатах, и вообще везде, где только можно.

Перетрутов снял две знаковые фотографии: одна – где все трое стоят с бумбоксами. Она долгое время была на всех наших афишах. Мы уже полысели и заматерели, а организаторы все равно откуда-то выкапывали этот снимок и печатали с ним постеры. А вторая фотография, где вокруг ребят разбросаны всякие предметы, которые мы притащили для съемок клипа «Ким ми були», стала обложкой диска Family Business. Эта съемка стоила нам долларов 250300. Тогда показалось, что мы уже совсем взрослые, ведь смогли оплатить работу известного фотографа. Хотя, честно говоря, никто из нас не был в восторге от этой фотосессии.

О первом альбоме «Меломанiя»

Андрей Хлывнюк: Мы назвали этот альбом «Меломанія», потому что в нем было три составляющих – рок-н-ролл, регги-вокал и биты из хип-хопа. Мы попытались объединить в одном альбоме музыкальные вкусы трех людей.

Все треки для «Меломанії» были придуманы в одном месте – в нашей с Мухой съемной квартире на площади Шевченко. А Валик тогда жил на Дорогожичах. Записывали альбом на Оболони, в квартире с ободранными стенами. Там была студия Олега Артыма – звукорежиссера и гитариста группы «Фактично самі». Небогатые были времена. Кошелька у меня не было, а те, у кого он был, возили стопку закомпостированных талончиков на проезд и знали образец дырок от компостера по номеру троллейбуса. Заходишь в троллейбус, достаешь нужный талончик – и можно не платить.

Свои первые треки мы записывали просто. В первый день – гитара, диджей и часть вокала. Во второй – весь вокал и фрагменты Валика. В общем, на создание «Меломанії» ушел 21 час, кажется. Его, конечно можно было еще вылизывать, но у нас не было ни копейки денег, потому что потратили весь наш капитал в размере 300 долларов на запись.

Альбом дал нам возможность поехать на гастроли. Мы уже тогда представляли (и, как оказалось, не ошибались), как и на чем нужно развивать группу, чтобы люди ассоциировали материал с самими собой. Мы не хотели делать песни, которые бы имели отношение к шоу-бизнесу, как его понимают в Украине, и вообще относиться к шоу-бизнесу. Мы не искали конъюнктуру, а валили то, что цепляло нас самих. Но еще в самом начале мы знали, что нужно работать так, будто ты станешь легендарной группой.

Текст: по материалам неизданной книги о группе «Бумбокс»

Фото: Ишван Кошту, Алексей Согомонов, Борис Гинжук, Дмитрий Шитко, Дмитрий Перетрутов

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Как прошел концерт «Бумбокс» в Киеве. Фоторепортаж
851 7 1

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: